Лесли Камерон-Бандлер, Дэвид Гордон, Майкл Либо "Эмпринт - метод. Руководство по воспроизведению способностей"

Часть 1  Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5  Часть 6  Часть 7  Часть 8  Часть 9  Часть 10


Риэл Пипл Пресс

п/я F, Моав, Юта 84532 США

Авторское право 1985 г. Майкл Либо и Лесли Камерон-Бандлер

Все права сохраняются. Никакая часть этой книги не может быть
использована или воспроизведена любым способом без письменного
разрешения Майкла Либо и Лесли Камерон-Бандлер, кроме случаев
краткого цитирования в критических статьях или обозрениях.

Другие книги издательства Фьюче Пэйс Букс этих же авторов:
Ноу-Хау --- руководство по исправлению своего Будущего. Решения
--- Практические и эффективные противоядия в проблемах секса и
взаимоотношений (Камерон-Бандлер).

В плену y эмоций --- спасение эмоциональной жизни
(Камерон-Бандлер и Либо).

Информация о записанных на видеопленку сеансах с пациентами, о
домашних видеокурсах на кассетах, снабженных учебниками Лесли
Камерон-Бандлер и Майкла Либо, так же, как и о других материалах
НЛП, дана на стр. 331-333.

ISBN 0-932573-02-9

Номер 85-80457 по Каталогу Библиотеки Конгресса.

Mental Aptitude Patterning, MAP, EMPRINT, MAPP и Future Pace
(соответственно: Моделирование Ментальных Способностей, ММС,
Эмпринт, МАРР, Исследование Будущего) --- термины, защищенные
авторским правом Майкла Либо и Лесли Камерон-Бандлер. Ни один из
них не может быть использован в целях торговли, бизнеса,
описания, наименования или рекламы любого лица, товара или услуги
без предварительного письменного согласия Майкла Либо и Лесли
Камерон-Бандлер. Критические эссе, статьи или обзоры, упоминающие
любой из данных терминов, должны держать первое предложение
данного абзаца: "Mental Aptitude Patterning, MAP u Future Pace
(соответственно: Моделирование ментальных способностей, ММС,
эмпринт, МАРР, Исследование Будущего) --- термины, защищенные
авторским правом Майкла Либо и Лесли Камерон --- Бандлер".

Оформление обложки Билла Фултона.

Марку, Алексу и Кире.

Невежество, что ночь рассудка, Где нет ни звезд и ни луны.

Конфуций.

Судьбу сверяешь по звезде --- Ей все равно, кто ты и где...

Сверчок из "Приключений Буратино".

Вступление.

Данной книгой мы намерены изменить ваше отношение к возможностям
достичь желаемого. Прочтя первую главу, вы узнаете о возможности
обретения широкого спектра навыков, талантов и способностей.
Дочитав книгу до конца, вы обретете необходимые средства для
эффективного и ускоренного процесса обретения нового знания ---
Эмпринт-метода, --- которым сможете воспользоваться, чтобы
превратить возможное в реальное.

И целью данной книги будет снабдить вас средствами, которые
позволят определить и обрести (или передать кому-то) желаемые
способности. Этим вступлением мы знакомим вас с подходом, которым
мы пользовались при создании Эмпринт-метода, так же, как и других
методов и программ по самосовершенствованию, о которых можно
прочесть в других книгах этих же авторов. Наш подход мы называем
Mental Aptitude Patterning --- Моделирование Ментальных
Способностей (ММС). Хотя и нет необходимости досконально
разбираться в Моделировании Ментальных Способностей при изучении
Эмпринт-метода, все же некоторые сведения о ММС позволяет лучше
оценить, как создавался Эмпринт-метод и как им можно
воспользоваться для усиления способностей индивида и группы.
Представляя Эмпринт-метод, мы не касаемся всеобъемлющего
обсуждения нашего подхода, поэтому, если вам не терпится перейти
к самому методу, откройте главу 1. Если же вам нужны некоторые
сведения по Моделированию Ментальных Способностей --- продолжим
чтение.

Используя Моделирование Ментальных Способностей, мы кодируем
модели, лежащие в основе определенных способностей, которые затем
трансформируем в последовательность направляемых переживаний,
результатом которых, если им следовать, и будет выработка
определенной способности y индивида.

Давайте разобьем это несколько громоздкое определение на
компоненты. Мы кодируем модели, лежащие в основе способностей.

"Способность" --- это выражение особого качества, присущего
индивиду, включая сюда способность придерживаться диете, владеть
быстрым счетом, играть на музыкальном инструменте, организовывать
презентации, уметь мотивировать себя на какое-либо действие,
распознавать и ухватывать суть моделей и т.д. Короче говоря, все,
что людям удается естественным образом делать хорошо, --- это и
есть способность.

Способности составлены из россыпи специфических восприятий и
внутренних репрезентаций (т.е. путей мышления). Это сочетание
восприятий и репрезентаций --- их комбинация --- и представляет
определенную способность. Говоря о "моделях, лежащих в основе
способностей", мы как раз и имеем в виду эти комбинации.

В частности, нами разработан особый язык для описания
способностей. Мы берем модели, лежащие в основе способности, и
кодируем их этим языком. Словарь языка состоит из понятий,
представляющих элементы, комбинирующиеся для формирования основы
любой способности или таланта. Взаимодействие определений между
собой и внешним миром составляет синтаксис нашего языка.
Посредством этого языка мы можем "записывать предложения", точно
описывающие (в смысле понимания и реагирования) специфику россыпи
восприятий и репрезентаций, лежащих в основе определенной
способности. Другими словами, мы создаем описание на основе
внутренних процессов того, как индивид представляет себе решение
проблемы, планирует успешное будущее, ладит с людьми, заботится о
собственном здоровье, поддерживает добрые отношения или
занимается математическими доказательствами.

В некотором роде этот процесс похож на приготовление обеда.
Каждое "блюдо" способностей является результатом специфической
комбинации "ингредиентов" из восприятий и репрезентаций
("готовящихся" в определенной последовательности, все равно как,
при такой-то температуре, столько-то времени и т.д.).
Определившись с ингредиентами и способом приготовления, мы
получаем рецепт определенного блюда. Такой рецепт позволяет не
только узнать, как и из чего приготовлено блюдо, но и
восстановить весь процесс. Целью Моделирования Ментальных
Способностей и является создание таких рецептов по различным
способностям человека, чтобы они годились для других людей.

Процесс еще можно сравнить с написанием музыкальной партитуры.
Ноты --- это все равно, что восприятия и репрезентации,
составляющие переживание. Как восприятия и репрезентации, ноты
можно комбинировать в трезвучия, аккорды, арпеджио в разных
темпах и ключах, чтобы создать уникальное музыкальное
переживание. Окончательная партитура дает не только способ
анализа структуры композиции, но также представляет средства
передачи возможности репродукции или восстановления музыки как
таковой любому, владеющему нотной грамотой.

Трансформируем закодированную информацию в последовательность
направляемых переживаний, результатом которых, если им следовать,
будет выработка определенной способности y индивида.

"Направляемые переживания", о которых мы здесь говорим, это
своего рода последовательность обучающих переживаний, часто
используемых, чтобы помочь индивиду обрести навыки в спорте. К
примеру, в лыжном спорте, в теннисе, в плавании, в гольфе;
движения, которым необходимо выучиться спортсмену, моделируются,
а затем детализируются в небольшие последовательности, неделимые
отрезки поведения, каждым из которых относительно легко овладеть.
Усвоение деталей ведет в конце концов к умелому проявлению всего
поведения в целом, свойственного каждому из указанных видов
спорта.

В спорте детали поведений, составляющих умение, доступны
достаточно просто через наблюдение (непосредственно или на видео-
и кинопленке) спортсмена, показывающего умение, которым
необходимо обладать. То есть, к примеру, положение ступни, сгиб
колена, расположение локтя или большого пальца и т.д. можно
смоделировать, наблюдать, скопировать, выучить. Еще недавно
спортивные навыки обретались через практику и копирование теми,
кто был "талантом". Теперь же эти навыки доступны практически
любому желающему позаниматься и попрактиковаться.

Моделирование Ментальных Способностей направлено внутрь, в разум,
превращая ранее недостижимые способности в обычную практику по
обретению спортивных навыков.

Мы видим Моделирование Ментальных Способностей как подход (и как
методы и формы, порождаемые им), являющийся замечательным
инструментом по передаче способностей, особенно в процессе
обучения. Т.е., когда индивиду хочется заняться чем-то (будь то
алгебра, теннис, постановка перед собой цели), он обычно ищет
себе учителя, пример для подражания, который уже демонстрирует
искомую способность. Такое ученичество может быть выражено и
внешне, и внутренне, может осуществляться через личные контакты,
опосредованно, через книги, курсы или занятия. Однако, вне
зависимости от формы осуществления, процесс учения тому, как
действует учитель, почти всегда выливается в долгий период
детального следования модели учителя. Но даже и в этом случае
способности учителя редко постигаются учеником, который чаще
всего довольствуется простым копированием поведений и приемов
учителя.

Наш подход --- это инструмент улучшения обучения в том, что
касается наделения каждого заинтересованного возможностью доступа
непосредственно к моделям мышления, составляющим способности
талантливых людей. Это более эффективно и в смысле затрачиваемого
времени и усилий, и результатов, и в смысле обретения полной
независимости.

Что это означает? Способности, естественно демонстрируемые
индивидом, можно закодировать и так оформить, что ими свободно и
эффективно могут воспользоваться другие. Главное здесь, что
индивид может справиться, причем очень хорошо, с любым аспектом,
какой бы он себе не избрал (т.е. все, что было закодировано и для
чего была разработана последовательность обучающих переживаний).
Для нас же это не просто главное, это цель и смысл нашей работы.

Полагаем, что реализация этой цели обеспечит средствами ускорения
личностной, культурной и общественной эволюции, предоставив
каждому человеку возможность доступа к сокровищнице талантов
человечества. Мы считаем, что это наиболее верный путь примерить
человечеству крылатые сандалии технологического прогресса.

И, наверное, самое главное --- Моделирование Ментальных
Способностей обладает потенциалом в отношении любых возможностей,
которых иначе не было бы. Каждому человеку хочется иметь
определенные навыки, умения, способности, качества, кажущиеся на
первый взгляд недостижимыми. Желание слишком часто так и остается
простой мечтой. Вместе с тем, сокровищница опыта человечества,
которая вовсе не за семью печатями, даже более обширна, чем мы
можем сегодня представить. Распахнет ли она для нас свои двери,
зависит прежде всего от того, признаем ли мы, что она
действительно существует и сможем ли мы овладеть процессом
описания и передачи опыта. Эта книга написана, чтобы доказать,
что сокровищница действительно существует, а предлагаемый
Эмпринт-метод --- именно тот самый процесс, который позволит
заглянуть в невероятно богатую сокровищницу талантов человека.

Сан Рафаэль, Калифорния. 7 июля 1985 года.

Подобно творческому работнику, одни люди более одаренные в жизни,
чем другие. Они воздействуют на все и вся вокруг, но на этом
процесс и заканчивается, поскольку невозможно описать языком
терминов, что же они такое делают, поскольку большая часть этого
лежит за пределами осознанности. Когда-нибудь в будущем, через
много-много лет, когда культура будет исследована более подробно,
появится подобие партитуры, которую можно будет изучать,
отдельная партитура для определенного типа людей, мужчин и женщин
на работе и во взаимоотношениях, во времени и пространстве, в
труде и игре. Мы видим людей, успешных и счастливых сегодня, y
которых есть работа, благодарная и продуктивная. Но каковы же
модели, так отличающие их от менее удачливых? Нам необходимы
средства, чтобы сделать жизнь менее случайной и более приятной.

Эдвард Т. Холл. Молчаливый Язык.

Часть 1.

Введение.

Эмпринт --- метод.

Руководство по воспроизведению способностей.

Лесли Камерон-Бандлер. Дэвид Гордон. Майкл Либо.

Риэл Пипл Пресс.

I. Объект в Объективе.

В самом начале 1400-х китайский император Юнь Ло спустил на воду
самую грандиозную армаду, когда-либо виданную на планете до того
времени. В исторической мореходной экспедиции Юнь Ло участвовало
тридцать семь тысяч матросов и более трех сотен судов. Самый
большой корабль, "Сокровищница", был 444 фута длиной, 180 футов
шириной и нес девять мачт. Многопалубный, с высоко приподнятой
кормой, он был намного больше любого корабля тех времен на
Западе. Европейцы изумлялись грандиозности флота, а
"Сокровищница" своим видом сражала их наповал. Ни какие западные
теории и методы судостроения не выдерживали встречи с казалось бы
невероятным.

Столь же замечательными для западного наблюдателя казались
остроумные устройства, предотвращавшие доступ воды в отдельные
части судна, что полностью предохраняло от затопления все судно.
Отсековые переборки были в новинку в Европе как средство от
распространения воды или огня, в Китае же этим пользовались уже
очень давно. Уже многие столетия китайцы строили свои суда
методом поперечных переборок. Материал, подсказавший им идею,
являлся хорошо известной частью их жизни, они им пользовались
несчетно, применяя в культовых и религиозных обрядах, в
хозяйстве, при художественной отделке. Этим материалом был
бамбук. Конструкция, подсказанная бамбуком, придала стойкость и
упругость к деформациям судам-крепостям, изумивших чужестранцев.

Не долго думая, европейцы тут же приспособили такую конструкцию к
своим кораблям. И вскоре под парусами своих собственных
колоссальных судов они пустились по старым и новым маршрутам в
путь в намного возросших комфорте, безопасности, удобстве и
экономии. Мы и сегодня строим суда, а также лыжи, самолеты,
космические корабли и еще сотни и сотни других современных
предметов, в основе конструкции которых изящная разработка, идею
которой предложил древним китайцам бамбук.

А в начале 1980-х пустилась в путь еще одна экспедиция. В
сравнении с армадой Юнь Ло она оказалась просто крошечной. В ней
участвовали всего трое --- авторы этой книги. И в средствах,
которыми мы воспользовались, чтобы достичь поставленной цели,
тоже ничего особенного не было: обычные автомобили и телефоны. Но
люди, с которыми мы намеревались встретиться, часто находились
рядом. Они были на наших лекциях и курсах, на встречах в
гостинице Холидей Инн деловых женщин за ланчем по вторникам, y
друзей за шашлыком на заднем дворе. Соотечественники и соседи,
они были сродни нам; но то, что мы взвалили на их плечи, было
столь не знакомо, что они поначалу восприняли как нечто
совершенно чуждое. "Взвалили" же мы на них идею и способ. Идея
была такова: сокровищница человеческих талантов --- это хранилище
ресурсов, добраться до которого может каждый; нам больше не нужно
ограничиваться способностями, доставшимися в наследство и от
детского окружения. Таланты широчайшего спектра способностей,
сноровок, склонностей и совершенно естественных возможностей
кроются внутри человека. Далее мы предположили, что существует
нечто наподобие языка мозга, которому можно выучиться и затем
воспользоваться для кодирования способностей или талантов одного
человека, чтобы сделать их доступными для другого.

А способом являлся метод, которым мы пользовались для
демонстрации жизнеспособности нашей идеи. Мы применили его к
мужчине лет за тридцать, жизнь которого казалась бессмысленной и
бесцельной. И он изменился: он перестал быть финансово зависимым,
научился ставить перед собой цель, стал изобретательным в своей
области. Болезненно застенчивая женщина сорока лет настолько
беспокоилась, что о ней подумают, что практически не могла ни
говорить, ни действовать. Воспользовавшись нашим методом, она
быстро переориентировала свой образ мышления так, что ее
самоуважение стало зависеть от ее собственного мнения, что
позволило ей выражать лучшие свои качества с уверенностью даже в
ситуациях, ранее являвшихся стрессовыми. Другая женщина считала
своим уделом нищенское прозябание в старости, хотя на самом деле
была еще молода и со способностями. Деньги она всегда тратила,
как только зарабатывала их, и теперь воображала свое будущее без
гроша в кармане, где она не в состоянии позаботиться о себе. С
помощью нашего средства она взяла управление своим будущим в свои
руки, развив способность к ответственному отношению к деньгам, к
долговременному финансовому планированию и вкладам. Мужчина
средних лет, опустивший руки перед лицом череды неприятностей, в
конце концов научился избегать делать одни и те же ошибки, узнав,
как людям удается распознавать, оценивать ошибки и учиться по
ним.

Со временем люди знакомились и принимали наши идеи и метод. Они
стали приглядываться к своим друзьям и коллегам с особым даром,
начали пробовать собственные новые способности, которые помогали
им в прежде огорчавшие их моменты жизни. Уже скоро многие из них
приняли наши новые идеи и средства, а еще через некоторое время,
собирая бесконечный урожай новых ресурсов, они начали возводить
свое будущее, яркое и полное.

Целью данной книги является познакомить вас с методикой
распознавания и использования во благо себе величайшего и
непочатого источника навыков, талантов, качеств других людей.

Наше средство, Эмпринт --- метод, основано на наборе понятий,
оттеняющих свет понимания на восприятиях, осмысляющих процессы,
лежащие в основе переживания и поведения. Организация данного
набора понятий в рамках Эмпринт --- метода дает основу для
передачи способностей и талантов от одного индивида к другому.

Эдвард Т. Холл выразительно поставил перед нами задачу двадцать
шесть лет назад, когда предрек "подобие партитуры, которую можно
будет изучать, отдельно для определенного типа людей, мужчин и
женщин на работе и во взаимоотношениях, во времени и
пространстве, в труде и игре". Эмпринт --- метод и является
средством создания этого подобия партитуры. Это метод создания
отчетливых и сжатых схем успеха и завершенности, открывающий
двери в страну выбора, ожидающую тех, кто последует указаниям
этих схем в достижении поставленной перед собой цели.

Прежде чем перейти к использованию Эмпринт --- метода, мы хотели
бы ознакомить вас с понятиями и организационными принципами, на
которых этот метод основан. Вероятно, самым простым способом
разобраться в понятиях и организационных принципах будет принять
их в качестве модели для понимания образа мышления человека и
поведения. Что же такое модель? Модель --- это описание явления,
в точности соответствующее структуре описываемого. Такое описание
может быть физическим, как в случае создания в миниатюре
проектируемого города; раскрашенные деревянные шарики скрепленные
вместе моделируют структуру ДНК; компьютерные цепи демонстрируют
аспекты работы нервной системы. Описание может быть также
понятийным, как в случае математического описания черных дыр; это
и модели общественных взаимодействий, посредством которых
антрополог характеризует какую-либо культуру; или физиологическая
теория, используемая терапевтом при оценке развития структуры
личности пациента. Физическая модель или понятийно ---
концептуальная --- но общее в них, что превращает модель в
описательную, --- это ее функциональное и структурное
соответствие представляемой системе.

 Набор понятий --- или модель, --- которой каждый из нас
пользуется, действует как фильтр и организатор переживаний. В
смысле восприятия, к примеру, эскимос пользуется десятками
определений снега. Снег играет важную роль в любом аспекте жизни
эскимоса --- от прогулки и охоты до постройки жилища, --- поэтому
и приходится делать особые определения явления, которого y других
культур нет. Европеец и эскимос, глядя на снежное поле, будут не
только видеть разные явления, но и значимость явления будет y них
отличаться. Такое различие в определениях восприятия отражается в
факте наличия чуть ли не дюжины синонимов к нашему простому слову
"снег", точно указывающих, падающий ли это снег, снег на земле,
осыпающийся снег, мягкий, растаявший, плотный, смерзшийся,
хрустящий и т.д. Эскимосы отличаются от других членов нашей
культуры тем, что они не едят хлеба. Для эскимоса хлеб вовсе не
является одним из понятий --- то есть не входит в эскимосскую
модель --- еды, пищи. Так, y эскимосов --- католиков интересный
вариант молитвы Отче Наш: "Рыбу нашу насущную дай нам днесь"
(Пей, 1965 г., стр. 222).

Другим примером как модели, которыми мы пользуемся, служат в
качестве фильтра или организатора переживания, является рассказ
одного нашего знакомого, бабушку которого в молодости перевезли
из русской освещенной свечами избы ее детства в пылающий
электричеством Нью-Йорк. Она была поражена таинством
электричества, когда "простым щелчком" выключателя можно осветить
все вокруг. Однажды ее юный племянник решил объяснить ей тайну
электричества, воспользовавшись примером воды. ("Провод все равно
что шланг, по которому бежит вода..."). Она очень внимательно
слушала объяснение --- и до конца своих дней вставляла потом
затычки в розетки, "... чтобы электричество не пролилось на пол".
Пример этот не следует относить к наивности иммигрантки. Эта
ситуация не столь уж отличается от случаев, когда образованные и
знающие люди подвержены навязчивому воздействию раз заученных
моделей, пусть содержание ситуаций и выходит за "шланговую"
модель электричества.

Один интересующийся в надежде разобраться, что же такое эта
атомарная теория, обратился к прославленному физику и знаменитому
химику с вопросом, что такое единственный атом гелия, молекула
это или нет. Оба ответили сразу и не колеблясь, только ответы
были совсем разные. Для химика атом гелия являлся молекулой,
поскольку вел себя как молекула, если учесть кинетическую теорию
газов. Для физика же атом гелия молекулой быть не мог, поскольку
не обладал молекулярным спектром. По-видимому, оба ученых
говорили об одном и том же, но рассматривали это с точки зрения
собственной науки и практики (Кун, 1970 г., стр. 50).

Дело не в том, что один из двух ученых из примера Куна неправ в
отношении природы атомов гелия. И химик, и физик действуют на
основе разных моделей мироздания --- разными наборами понятий,
--- поэтому атом гелия воспринимается ими по-разному. Ни одна из
их моделей не представляет истины об атомах гелия, хотя каждый
уверенно говорит о своем, в общем-то определенном понятии с точки
зрения химика или физика. Восприятия и поведения, которые мы
используем, чтобы навести порядок в хаосе мира, наша способность
к управлению или влиянию на эти восприятия и поведения --- все
это прямой результат понятий, которыми мы оперируем.

 Полезные модели составлены из понятий, описывающих
функциональные и структурные отношения внутри отдельной системой.
Понимание функциональных отношений, которые действуют внутри
определенного контекста, обеспечивает набором восприятийных и
концептуальных фильтров, что позволяет найти смысл своих
переживаний. К примеру, после многолетних сборов информации о
природных явлениях метеорологи построили четкие модели,
описывающие погодные явления. Знание модели происхождения
дождевых облаков сводит на нет необходимость волноваться и
тревожиться, как только над горизонтом покажется тучка. Кроме
того, метеорологи могут обратиться к модели для описания систем
высокого и низкого давления, которые и являются причиной
зарождения облаков*1<D>.

Более того, понимание функциональных и структурных отношений,
действующих внутри системы, дает возможность восстановления
эффектов системы. Эдвард Холл предлагает замечательный пример
использования модели как раз в этих целях.

Несколько лет назад в городе Гранд Лэйк, что в Колорадо, на
снежном западном склоне Скалистых Гор, существовала традиция, что
каждый должен пользоваться лыжами зимой. Новые школьные учителя,
переведенные в эту местность, должны были научиться ходить на
лыжах, и даже директор школы и школьный оркестр --- и те были на
лыжах. Не успев научиться ходить, местные малыши уже вставали на
лыжи. Наблюдая за тем, как движутся эти люди, можно было
подумать, что лыжи --- это продолжение ноги, особый орган
передвижения. Каждый имел свой особый стиль катания, как y
обычных людей --- y каждого своя походка. Во время лыжных
состязаний среди деревенских кто-то катался лучше, кто-то хуже,
кто-то вообще не принимал участия.

...А вот в Денвере и других городках по соседству трудно было
отыскать даже тех, кто стал бы на лыжи хотя бы ради
удовольствия... ...Из тех, кто катался, одни были очень
талантливы, другие просто умели передвигаться... И было все
равно, насколько хорошо они катаются, какой техникой пользуются,
как перенять навыки. "Гляди на меня", "Делай вот так" --- вот и
все обучение. Мне никогда не забыть, как один из моих приятелей,
долго наблюдавший за катанием с гор, наконец решился и сам
попробовать. Спортсменом он был отменным, выигравшим когда-то
приз Золотой Перчатки, поэтому природа не обделила его ни
координацией, ни ловкостью. Однако когда он впервые встал на
лыжи, результат оказался и комическим, и печальным одновременно.
Сделал шаг --- и полетел вниз. Запутавшись в лыжах, он едва смог
подняться. На новичка разом обрушились все проблемы, требующие
умелого и техничного подхода, если необходимо их решать быстро. К
сожалению, лучше, что в то воскресенье лыжники смогли ему
посоветовать, было: "Ничего, забинтуй колено. В конце концов да
получится".

...А тем временем... тысячи метров пленки уходили на съемку в
Альпах замечательных лыжников, смело бросающихся вниз по склонам,
взбирающихся вверх и вновь подходящих к старту. Отснятые ленты
анализировались, весь процесс разбивался на составные части или
куски, как их еще называли. Не только составные части, но и более
обширные компоненты подвергались анализу. И было в конце концов
решено, что лыжный спорт --- это не искусство лишь избранных.
Любой, обладающий терпением и желанием, мог бы научиться кататься
на лыжах, поскольку все компоненты катания были так хорошо
изучены, что можно было теперь говорить о них и описать
технически. Более того, сама форма умения, которого можно было
теперь достичь новичкам в технике лыжного катания, была настолько
привлекательна, что позже это привело к необыкновенному росту
популярности данного вида спорта (Холл, 1959 г, стр. 64).

Как поясняет этот пример, можно обладать умением и при этом не
понимать элементов, на основе которых умение проявляется. Те, кто
научился кататься на лыжах, знает как кататься безотчетно, а не
вполне определенно. Ребята со скоростными камерами по кадрам
исследовали движения искусных лыжников, чтобы выяснить модели, по
которым лыжники действуют во время катания. Собранные вместе
описания исследователей функциональных элементов умелого катания
дали модель катания на лыжах. Как отмечает Холл, y этой модели
два очевидных достоинства: она содержит элементы, необходимые и в
то же время достаточные для умелого катания; эти элементы описаны
на уровне двигательных возможностей тела, которые посильны для
большинства людей. Вот, например, какая разница между простым
"Поверни налево" и инструкцией: "Согнув колени, постепенно
отжимай правое колено вперед, чтобы переместить вес на правую
лыжу; перенеся вес на правую лыжу, сдвинь правое колено к левому,
чтобы вес переместился на левый край правой лыжи; прижимай, пока
не завершишь поворот, затем выпрями правое колено, пока твой вес
опять не распределиться равномерно на левую и правую лыжи".

Очень точно, кроме того, позволяет разобраться в предмете на
основе понятий, данных в этой модели. Таким образом, понятия,
составляющие модель, ориентируют наше переживание в определенных
направлениях (как в примерах с эскимосскими определениями снега,
с бабушкой --- иммигранткой, с учеными и еще многими другими
примерами, которые еще будут представлены). Взять, к примеру,
достаточно изоморфную карту дорог, троп, мест, представляющих
особый интерес для племени иосемитов, но изображающую лишь типы и
плотность растительности; такая карта как путеводитель куда менее
полезна простой схемы любого парка, но чрезвычайно полезна для
понимания экологии иосемитов. Полезность модели, однако, часто
выходит далеко за пределы своего значения простого описания вещи
и явления.

Модели --- как расширители функциональности.

Вероятно, единственными существами, эволюционирующими столь же
быстро, как насекомые (которым вечно приходится быть на шаг
впереди химических компаний), являются люди. В то время как
скорость эволюции насекомых в основном объясняется их быстрой
сменой поколений, что позволяет иметь место частым и массивным
возможностям генетических изменений, скорость эволюции человека
зависит от нашей способности на частые изменения, в частности, в
сфере технического оснащения и в понятийном аппарате. Наша личная
эволюция --- возможность как индивидов понимать и воздействовать
на самих себя, а также на окружающий нас мир --- происходит
каждый раз, когда мы расширяем свои понятия и меняем взгляд на
мир. Таким образом, мы можем изменяться без необходимости
генетической смены поколений.

Основой для такой экстрагенетической эволюции является наша
предрасположенность к расширению сенсорных, восприятийных,
познавательных, физических способностей за пределы возможностей
организма. К примеру, для улучшения зрения мы используем
телескопы и микроскопы; рентген и инфракрасные лучи существенно
расширяют возможности визуального восприятия. Совершенно также
книги расширяют память, компьютеры --- нашу способность к
обработке информации; ножи расширяют функцию зубов как резцов;
гаечный ключ увеличивает силу сжатия пальцев; автомобили
расширяют двигательные возможности ног. Описывая процесс
использования внешних дополняющих или расширяющих возможности
средств, Эдвард Холл воспользовался термином "расширитель". Хотя
существуют и другие животные, пользующиеся расширителями, к
примеру, самцы некоторых лесных птиц, украшающие свои гнезда ярко
окрашенными ягодами и цветами, чтобы привлечь внимание самок; или
шимпанзе, пользующиеся палкой, чтобы раскопать запасы термитов,
--- но ни одно из них не довело процесс использования
расширителей до уровня искусства (и даже мании), характерного для
человека. Те самые лесные птички просто мрут от зависти, когда мы
начинаем напяливать на себя все эти джинсы, шляпы и галстуки,
колечки, сережки, браслеты, бусы, умащивая себя парфюмерией и
косметикой.

Но вернемся к нашей теме --- значение расширителей в том, что они
относительно свободны от генетических сдерживаний. По большей
части наш глаз --- он глаз и есть, он не может быть структурно
или функционально заменен. Но расширив возможности глаза (с
помощью телескопа, например), мы переходим в сферу технологии,
которая поддается изменению. Изменить глаз нельзя, а телескоп ---
можно, чтобы он пропускал больше света или свет только
определенной длины волны; в конце концов телескоп можно просто
отдать кому-нибудь или запустить в космос. Поднесите телескоп к
глазу --- и тут ваша способность видеть удаленные предметы
увеличится на столько, что повторить такое, если это вообще
возможно, ДНК сможет лишь через многие миллионы лет. Наши
расширители позволяют нам технологически эволюционировать с
изумительной скоростью <*>2<D>.

Однако причиной эволюции является не только технология.
Расширителями могут быть и абстракции, и понятия, т.е. они тоже
являются объектом расширительной эволюции. К примеру, понятия
правильного и неправильного приняли расширительную форму
уголовного кодекса. Понятия, расширившись до формы набора правил,
далее развиваются до сводов законов, который принимается
большинством как неотъемлемая часть окружающего мира, но могут
претерпеть изменения, стремясь к соответствию принятым нормам или
потребностям. В этом случае становится возможным быстро изменить
общественно-политический мир людей, подпадающих под их действие.

Подобно телескопам, калькуляторам, книгам или законам, модели
также являются примерами расширениями. Телескопы не являются
глазами, и калькуляторы --- не мозг, но оба эти расширителя
выполняют кое-что из тех же самых функций, что глаз и мозг. Точно
так же психологическая, поведенческая, кибернетическая и
голографическая модели человеческой психологии не являются мозгом
и поведениями, ими описываемыми, но они до определенной степени
разделяют с ними функциональные и структурные отношения, которые
можно отыскать y нас в мозге или в поведении. И как телескопом и
законом, выйдя за пределы возможностей организма, такие модели
становятся средствами, которыми можно воспользоваться, чтобы
воздействовать на мир и на себя, можно изменять, развивать;
которые могут стимулировать эволюцию в личности, пользующейся
ими. Дарвиновское описание эволюции через естественный отбор,
Фрейдова теория подсознания, Эйнштейновское понятие
относительности времени и пространства --- вот наиболее известные
примеры моделей, которые не только глубоко повлияли на ученый мир
и философскую мысль, но повсеместно принимаются теперь каждым
чуть ли не как само собой разумеющееся.

Значит, как расширитель модель (и весь набор понятий,
составляющих модель) также становится доступной для людей, т.е.
становится частью их личной эволюции. Однако редко бывает, что
навыки, которые мы пытаемся перенять или усвоить от постороннего
человека, смоделированы (кем-либо, включая и самого их носителя).
Обычно нам приходится полагаться на своего рода процесс
ученичества, чтобы научиться действовать так, как это делает
носитель. Носитель навыка может стать учителем опосредованно
(когда мы читаем книги об этом человеке и стараемся подогнать
свое окружение под разворачивающееся на страницах книги
повествование), непосредственно (при личном контакте, когда мы
задаем вопросы в попытке раскрыть, как перестроить свои модели,
чтобы они соответствовали моделям учителя). В любом случае
изучение модели учителя продвигается медленно и неточно, так как
делается это безотчетно. То есть мы действуем в том же контексте,
что и учитель: читаем и говорим то же, что и учитель;
вслушиваемся и стараемся понять его точку зрения, доходит до того
в отдельных случаях, что можно и "переборщить" с мировосприятием
учителя.

Методика же, позволяющая сделать модель вполне определенной и
доброкачественной, с одной стороны, позволяет быстро настроиться
на перспективы, составляющие основы моделей носителя, и этим дать
толчок к развитию куда более эффективному, чем посредством
безотчетного обучения в длительных ассоциациях. Когда имеются
средства эффективного разложения и восстановления поведенческих и
экспериментальных моделей других людей, тогда каждый может
превратиться в учителя. В этом и состоит цель Эмпринт --- метода
<*>3<D>.

 Подобно тем оснащенным камерами исследователям лыжного катания
из примера Холла, мы изучили огромное количество материала,
откуда выделили модели, на наш взгляд, лежащие в основе
поведения. И подобно спортсменам, являвшим пример высшего
мастерства, мы в состоянии описать конечные результаты наших
исследований, чтобы вы смогли воспользоваться ими для понимания
собственного поведения и поведения окружающих вас людей.

Мы не только расскажем вам, как и что, но и снабдим средствами,
т.е. вручим вам наш метод --- Эмпринт --- метод, --- которым вы
сможете воспользоваться для моделирования поведения с тем, чтобы
его можно было перенять или передать. Итак, аппарат y нас есть,
куда же нацелить объектив? Что смоделировать?

Навыки и умения.

Настоящим откровением уже при первом взгляде сквозь объектив
нашего моделирующего аппарата становится факт наличия величайших
ресурсов, ускользающих от нас иногда даже прежде, чем мы их
успеваем распознать. Но если мы и умудряемся иногда распознать
кое-что, мы не умеем взять его или сохранить и должны
довольствоваться лишь теплом и светом, которым он обдает нас,
прежде чем угаснуть. Ресурс, о котором мы говорим, это вы сами,
ваши друзья, соседи, товарищи по работе, поэты, предприниматели,
учителя, мистики, инженеры, танцоры, карточные шулера --- любой и
каждый человек вокруг.

Примеры замечательных людей легко всплывают в памяти. Эйнштейн,
Шекспир, Барышников, Галилей, Ньютон, Моцарт, Хаукинг, Фолкнер,
Стрип, Кюри, Кинг, Эриксон --- все они признаны за свои
выдающиеся свершения. Мы благодарны им за то, как они
воздействовали на качество нашей жизни. Мы восхищаемся ими, часто
стараемся следовать их примеру. Эти люди --- как высочайшие
горные вершины, которые пугают своим величием, но так и
притягивают к себе. К сожалению, тропа всегда теряется на полпути
к вершине, оставляя смельчака перед неизвестностью гранитных стен
и головокружительных обрывов в поисках пути к намеченной цели.

Как бы драматично не выглядел этот штурм выдающихся свершений, но
каждый из нас ежедневно сталкивается с испытаниями ничуть не
меньшими в своей повседневной жизни. Возможно, многим вместо
желания превзойти Эйнштейна захочется просто освоиться с
элементами математики, стать эффективным на рабочем месте,
поладить с детьми, научиться играть на музыкальном инструменте
или написать картину, верно спланировать свой день, отпуск,
продвижение по службе, упорядочить питание, заняться регулярно
спортом, добиться улучшения в бизнесе, научиться реализовывать
себя в любви, в задуманном, находясь на отдыхе --- отдыхать,
разумно тратить деньги и мудро их вкладывать, обрести красноречие
и т.д. Подавляющее большинство желаемых результатов отнюдь не
находится в плоскости эйнштейновских свершений --- это более
приземленные ожидания в ежедневной рутине. Вдумайтесь в свои
желания, и скоро вы обнаружите, что есть много всякого желаемого
и даже просто необходимого, имеющего лично для вас непреходящее
значение и вместе с тем кажущееся иллюзорным или вообще
недоступным.

Но каким недоступным что-то лично для вас не казалось, все равно
находятся люди, успешно справляющиеся с тем же самым. Как
отнестись к этому? Чаще всего объяснение звучит так: "Да, он
такой, а я --- нет." Можно обратиться к такому человеку за
советом, постараться делать все так, как он, но этот путь чаще
всего безуспешен и заканчивается в еще большей убежденности в
собственной неадекватности. Мы, словно ученики мастера ---
краснодеревщика, и инструмент y нас тот же, и стараемся не
покладая рук, а стул, на который можно было бы без опаски сесть,
все никак не выходит.

Нельзя все отрицать, что находятся люди, чувствующие себя как
рыба в воде в тех ситуациях и явлениях, которых мы так для себя
желаем. Вот наши соседи --- и питаются в меру, и спортом
занимаются, хорошо пишут, разбираются и в математике, и в коробке
передач машины, препятствия воспринимают как вызов, к супругам
относятся с нежностью и т.д., --- но ведь не родились же они
такими. После долгих лет желания, попыток и неудач в их
осуществлении мы чаще всего ссылаемся на невезучесть "от
рождения", а успех других соотносим с неким "даром от рождения".
Мы так и думаем: "Да, y них так, а y меня ничего и не выйдет",
--- и просто всем своим существом знаем, что нас явно забыли
пригласить на раздачу небесных даров.

Но найдя себе утешение в невезучести, мы гасим в себе жар
стремления и душим в себе ответственнность, а вместе с ними
уходит и чуть теплящаяся надежда. Нас охватывает мрак, вновь и
вновь корящий нас в нашей собственной бесполезности. Да,
безусловно верно, мы все разные в способностях, поведении, в
реакции на жизненные ситуации. Однако, и мы это докажем, все эти
различия не обязательно заложены в нас от рождения. Большинство
из них является проявлением определенных путей мышления и
восприятия индивида и по сути своей является наносным или
приобретенным, и не обязательно намеренно.

Давайте отложим на время генетический фактор "дара от рождения" и
рассмотрим пример. Hy, скажем, вашего соседа, удачливого
коммерсанта, тогда как вы погрязли в пресловутой торговле
пылесосами в разнос. Такую разницу можно отнести только к
несхожести жизненных путей и чему вы за это время оба научились.
Другими словами, если бы y вас был такой же формирующий опыт, как
y соседа, вы научились бы не меньшему и поднаторели бы в своей
области отнюдь не хуже. Но вы не прожили жизнь своего соседа и
никогда не проживете. А теперь предположим, вам необходимо
научиться коммерции. Что же он такое знает, что стоило бы и вам
узнать?

То, чему научился он в результате жизненного опыта, --- это образ
мышления и восприятия (т.е. набор внутренних процессов) в
контексте коммерции. К примеру, ему не только приходит в голову
создать механизм отношений, где можно поторговаться (этим
занимаются все торговцы), но он еще способен вычислить, как это
можно сделать. Так как вы добудете знание, которое вам необходимо
узнать о коммерции (и тем самым измениться, как вам это
требуется)?

Широко распространено мнение, что "умение" --- это нечто,
приобретенное намерено или ненамеренно и, таким образом,
доступное для других, кто желает потратить время и энергию, чтобы
обрести это умение. Легко признаются за умения способности
кататься на лыжах, уметь читать, водить машину, готовить и т.д.
Для большинства из нас вполне очевидно, что научиться таким
умениям --- это предмет выбора куда и зачем обратиться, а затем
учиться и учиться, пока желаемое поведение не станет
автоматическим. Наш общий опыт и знания говорят за то, что
умениями и навыками может овладеть каждый, снабженный необходимой
информацией, работающий над ней. Подтверждением тому лыжный
пример Холла.

Такие свершения, как орфография, математика, способность устроить
свою супружескую жизнь или вырастить детей, пребывают в неясной
плоскости где-то между умением и жертвой. Изначально они
принимаются за умения --- и тогда орфография и математика
обрушиваются на детей, а руководства, статьи из журналов и
психотерапия --- удел взрослых в стремлении научить или научиться
правописанию, решению математических примеров, межличностным
отношениям или воспитанию детей. Неудача в обретении таких умений
часто ведет к объяснению через лепет о "не дано хорошо писать"
или "не рожден для семейной жизни". Но нельзя отрицать и факта
наличия книг, курсов, специалистов, способных научить необходимым
навыкам и поведениям, и мотивировать их использование на
достаточно долгий период времени. Они вполне могут помочь и в
орфографии, и с примерами, и в умении ладить с людьми. Иными
словами, свершения, выраженные вполне определенно функционально,
превращаются в умения, которым можно выучиться <*>4<D>.

Отталкиваясь от вывода, чему нельзя, а чему можно научиться,
перейдем к аспектам, очевидно, менее всего имеющим отношение к
умениям, к качествам, обычно называемым "характеристиками
личности". Люди либо являются оптимистами, трудягами, прилежными,
любящими, бережливыми, терпимыми, честными и т.д., либо не
являются. Можно не удовлетвориться пессимизмом и захотеть стать
оптимистом, но средства к достижению этого света в окне редко
идут дальше мужественной тактики в попытке быть оптимистом. В
отличие от умений характеристики личности расцениваются как дар,
а не достижение, поэтому и не предпринимается усилий, чтобы
раскрыть необходимые определения и поведения, присущие текущему
переживанию оптимизма.

Несмотря на это, всем нам известны люди, сменившие некоторые
аспекты своих личностей. Вы, вероятно, и y себя сможете отыскать
такие изменения, если внимательно отнесетесь к своему жизненному
пути. Итак, по крайней мере некоторые аспекты не являются даром,
ниспосланным с небес.

Все черты вашего характера являются кодификацией свойственных вам
поведений, проявление которых соответствует вашим (или принятым в
обществе) представлениям, как поведение коррелирует с этими
чертами. К примеру, если вы последовательны в опозданиях на
запланированные мероприятия, вовремя не возвращаете взятые на
время книги, вам не удается выполнять обещанное --- вы можете
подумать о себе как о "безответственном" человеке. А если
выполняете все надлежащим образом --- значит вы человек
"ответственный". В любом случае вы присваиваете себе характерное
качество, которое как атрибут соотносится с вашим "Я", т.е. с ним
нужно просто "примириться"<*>5<D>.

Неправомерно прибегая к характеристике себя или других людей по
внешним признакам, необходимо помнить, что характеризуем то мы
поведения. Поведение --- этот термин мы часто употребляем в
данной книге, --- означает деяние, присущее человеку и внешне, и
внутренне. Внешние поведения могут наблюдаться со стороны другими
людьми --- это улыбка, умение играть в теннис, порядок на рабочем
столе, умение спорить и т.д. Внутренние поведения включают в себя
эмоции и мыслительные процессы. Паника перед экзаменом --- внутри
--- поведенческая реакция. Точно так же реакция любопытства на
ситуацию из художественной литературы или уверенности перед
собеседованием --- это тоже внутренние поведения (внутренние,
хотя проявляющиеся, вероятно, и внешне). Познавательные процессы
типа расчета производного из двух составляющих также являются
поведением. Планирование на завтра, обдумывание отношений с
другом, поиски смысла жизни --- все это познавательные
(внутренние) поведения<*>6<D>. Т.е. все, что мы делаем, все это
поведение.

Невозможно узнать, обладает ли человек той или иной чертой, пока
он не проявит поведение, считающееся проявлением такой-то черты.
Черты характера, таким образом, соответствуют моделям поведений,
например, умению кататься на коньках или быть в ладах с
орфографией, а если так, то их можно считать за умения, которыми
можно овладеть, если иметь достаточно отработанную методику
выявления процессов, лежащих в основе их проявления.

Все умения, включая и черты характера, составлены из моделей
внутреннего и внешнего поведений. Т.е. для того, чтобы превратить
любое умение в умение, которым можно овладеть, нам необходимо
направить объектив нашей моделирующей камеры на поведения так,
чтобы сфокусироваться на специфических внутренних процессах,
взаимодействующих и реализующихся в этих поведениях. И если мы
сможем распознать и понять набор компонентов (или, как мы их
называем, "внутренних процессов"), являющихся краеугольными
камнями поведения, --- нам удастся организовать их в модель и
воспользоваться для создания таких поведений --- и тем самым
умений и черт, --- которые пожелаем. Для этого всего лишь нужно
найти и смоделировать набор внутренних процессов, лежащих в
основе любого поведения.

Переживание, Структура и Способность к передаче.

Исследуя внутренние процессы индивидов в разных контекстах, мы
обнаружили, что:

. между индивидами, проявляющими одно и то же поведение в
определенном контексте, существует замечательная схожесть моделей
внутреннего процесса;

. успешное описание этих внутренних процессов закономерно
включает в себя определенный набор переменных.

Открытие, что разные люди, проявляющие одно и то же поведение,
схожи и во внутренних процессах, лежащих в их основе, значительно
по двум причинам. Во-первых, определенные модели внутренних
процессов по большому счету ответственны за проявление
определенных поведений. И во-вторых, поведения, следовательно,
можно изучить, изменяя соответствующим образом внутренние
процессы, т.е. через подгонку всего букета внутренних процессов,
лежащих в основе данного характера.

Другое открытие --- что согласующийся набор переменных
внутреннего процесса лежит в основе всех наших поведенческих
реакций --- означает, что возможно разработать успешный метод
приобретения умения. Успех, о котором мы говорим, это способность
нашего метода и оттенить источники поведения индивида, и
обеспечить информацией, необходимой для передачи такого поведения
кому-то еще.

Из нашего опыта мы знаем, что практически любое поведение можно
передать от индивида, уже его проявляющего, к человеку, который
еще не проявляет, но хотел бы, при условии, что внутренние
процессы, лежащие в основе данного поведения, превращены во
внешние и уложены в форму, которую можно подогнать под
"восприемника". Прежде чем идти дальше, мы хотим дать вам лично
пережить и почувствовать все, о чем мы тут говорим. Приведенное
ниже упражнение очень в этом поможет, если вы все сделаете так,
как там написано.

1. Обратитесь к своим переживаниям и найдите какой-то случай или
ощущения, пережить которые вновь вы ни за что не захотели бы.
Например, можно не захотеть быть отвергнутым или использованным;
оказаться без денег; можно не хотеть никогда вновь разозлиться
или уязвить кого-либо, или опростоволоситься.

2. Проведите несколько мгновений в надежде, что "это" никогда
больше не случится.

3. А теперь глубоко вздохните и некоторое время попредчувствуйте,
что "это" никогда больше не произойдет. Если ваш здравый смысл не
приемлет это как возможность, просто представьте на мгновение,
что можно предчувствовать такое будущее.

Вы почувствовали разницу между надеждой и предчувствием, что это
никогда больше не случится? Сравните, и, вероятно, вы заметите,
что предчувствие заставило вас ощутить уверенность в свободе от
будущих проявлений этого неприятного переживания, в то время как
надежда посеяла неуверенность в защищенности от будущих
неприятностей. Таким образом, субъективное переживание надежды,
что больше вас никогда не отвергнут, является неотстоявшейся
взвесью из желания быть принятым и осознания возможности быть в
любом случае отвергнутым; в то же время предчувствие, что вас
больше не отвергнут, является приятным состоянием знания, что та
оно и будет. Внутренний процесс, лежащий в основе субъективных
различий между надеждой и предчувствием, заключается в следующем:
когда мы надеемся, мы одновременно поддерживаем внутренние образы
и того, что мы хотим, и не получения желаемого. (Вы можете это
проверить, обратившись к собственным своим надеждам и отметив,
какими образами выражается эта надежда). Когда же мы
предчувствуем, поддерживается внутренний образ только одной
возможности. (Если представлять и другие возможности, они не
сливаются с тем, что предчувствуется. Можете
проэкспериментировать, отметив содержание образов, предвкушая или
предчувствуя что-то в будущем). А теперь перейдем к следующей
стадии нашего эксперимента.

1. Обратитесь к текущим вашим надеждам и выберите одну (например,
что вы с кем-то останетесь близкими друзьями, что y вас появится
куча денег, вы отправитесь путешествовать, овладеете каким-то
видом спорта или музыкальным инструментом и т.д.).

2. А теперь сотрите все возможности за исключением одной, с
которой вас связывает надежда, представив себе образ только одной
оставшейся возможности; обратите внимание, как изменилось ваше
субъективное переживание. (К примеру, вообразите только, что вы
заработаете кучу денег, или только, что вы не заработаете кучу
денег).

Вероятно, вы заметили, когда остались всего с одной воображаемой
возможностью, ваше переживание тут же сместилось в направлении к
предчувствию этого будущего. (Предчувствие страшит вас или
доставляет удовольствие --- зависит это от воображаемого, только
ли это нежелаемая возможность или только возможность желаемая).
Такая модель делает невозможным существование одновременно двух
возможностей.

1. Выберите какой-то решительно неприятный случай, который вы в
текущий момент предчувствуете (сваляете дурака на свидании,
получите огромный счет из налоговой инспекции, так и останетесь
до конца дней своих недотепой и т.д.), и прочувствуйте, что это
происходит.

2. Теперь нарисуйте себе картинку, что все происходит не так, как
вы предчувствовали (на свидании вы оказались просто
обворожительны, из налоговой инспекции счет пришел совсем
крошечный, работа так и спорится в ваших руках и т.д.), и
поставьте перед собой сразу обе картинки одновременно. Обратите
внимание, как изменится ваше субъективное переживание.

Здесь вы, вероятно, заметили, что неожиданно стали надеяться.
Если раньше вы предчувствовали, скажем, как сваляете дурака на
свидании, то теперь (имея, кроме того, воображаемую возможность
оказаться обворожительным) вы надеетесь, что не сваляете (или
надеетесь, что будете обворожительны). Существенная разница в
субъективном переживании появляется с переходом от предчувствия к
надежде, вы можете сами в этом убедиться, поэкспериментировав с
моделью. Разница эта выразится в поведении. Человек,
предчувствующий, что сваляет на свидании дурака, будет
реагировать совсем не так на возможность неудачи, как человек,
надеющийся, что не сваляет (или будет обворожителен)<*>7<D>.

Разница между надеждой и предчувствием, с которыми вы только
экспериментировали, это одно из десятков явлений, раскрытых нами
при моделировании внутренних процессов многих людей, которые либо
надеялись, либо предчувствовали что-то. Разобравшись с моделью,
лежащей в основе, мы смогли осмысленно (и часто глубоко)
оказывать воздействие на собственные переживания и переживания
других людей посредством этой модели. То есть мы представили
внутренние процессы, лежащие в основе "надежды" и "предчувствия",
так, что их можно было передать в виде способности кому-либо,
нуждающемуся и желающему ею обладать. Один наш знакомый, человек
средних лет, чья несчастливая жизнь проходила почти в полной
изоляции, стал более общительным, когда мы помогли ему нарисовать
картину счастливой семейной жизни как дополнение к устоявшемуся
предчувствия так и угаснуть в холостяках. Восприняв такую
перспективу, он почувствовал в себе больше сил в поисках любви
--- изменение перспективы проявилось в более общительном
поведении. Точно так же и одна женщина, надеявшаяся на многое,
была запугана нежелательной половиной надежд и редко что-либо
предпринимала, чтобы реализовать надежды. Она научилась стирать
внутренние образы пугающих возможностей. А оставшись только лишь
с одним желательным результатом, предстающим перед ней в
воображении, она изменила свое переживание на предчувствие. Для
нее это было выражено поведенчески через выполнение всего, что
вело к реализации будущего.

Примеры, подобные этим, и еще много других (и не только из нашей
собственной практики) привели к формированию предположения о сути
всех наших исследований, а это в свою очередь к разработке
Эмпринт --- метода. В своей наиболее обобщенной форме наше
предположение сводится к формуле: если это возможно для кого-то
--- это возможно и для каждого. Конкретнее --- факт, что
какой-либо индивид (образец) способен к проявлению какого-то
определенного поведения, означает, что его внутренние процессы
организованы так, чтобы сделать возможным данное поведение;
получается, что, если другие индивиды организуют свои внутренние
процессы таким же образом, как и образец, они также проявят
данное поведение. Это не значит, что вы можете стать Эйнштейном
(вы не прожили и не сможете прожить его жизнь), но вы сможете
полюбить физику и заняться ею всерьез<*>8<D>.

Подход.

Вывод из всего изложенного --- поведение является проявлением
внутренних процессов. Пессимизм реакций Джо есть естественное
проявление мышления как Джо, а оптимизм Сэма --- это проявление
мышления как Сэм. Как они оба мыслят? --- вопрос из вопросов,
если Джо пожелает проявить оптимизм (или Сэм --- пессимизм).
Короче говоря, y Сэма есть то, что требуется Джо в смысле
внутренних процессов для возможности естественного
оптимистического реагирования. Безусловно, в попытке стать как
Сэм Джо мог бы попросту перенять слова и реакции оптимиста Сэма,
но если эти слова не коррелируют со всем жизненным опытом Джо,
они никогда не будут естественными, и, что более важно, Джо так и
не получит желаемого, т.е. не станет оптимистом. Конечно, можно
пройтись по всем деталям желаемого поведения, пытаясь
трансформировать себя, блуждая в потемках чужого характера и
прибегая к усилиям воли; или, когда подход оказывается уже
слишком сложным, "осознать", что "ты не он и никогда им не
станешь". Наша же позиция иная --- лучше раскрыть определенный
внутренний процесс, естественно ведущий к проявлению желаемого
поведения в тех, кто уже им обладает. Переменные этого процесса
можно распознать, и главным средством тут является язык. Как
много об этом говорилось y Корцибского, Уорфа, Сапира и других,
не существует четкого способа отделения языка культуры от миров
восприятия членов этой культуры. Язык не является индифферентным
и безжизненным средством, повествующим о внутреннем переживании.

Мы вскрываем естество по линиям, нанесенным нашим родным языком.
Мы не находим там категорий и типов, изолированных нами от мира
явления, потому что они так и пялятся сами в лицо наблюдателя;
напротив, мир представляется калейдоскопом впечатлений и должен
быть организован нашим рассудком --- а это значит по большому
счету, лингвистической системой нашего рассудка. Мы полосуем
естество, разбиваем его по концепциям и сами приписываем
значения, в основном потому как мы и есть стороны соглашения по
организации этого именно таким образом; соглашения, охватывающего
все наше языковое сообщество и кодированное моделями нашего
языка. (Уорф, 1956 г., стр. 213).

Все языки имеют структуру определенного рода, каждый язык
отражает в своей структуре строение мира, придуманное теми, кто
этим языком пользуется. В результате, в основном бессознательно,
мы придаем миру структуру используемого нами языка.

От того, что структура собственного привычного языка нам дается
как само собой разумеющееся, в особенности если это родной язык,
иногда бывает трудно понять, насколько по-другому видят мир люди
с другой языковой структурой. (Корцибский, 1951 г., стр. 22)

Таким образом, используемые человеком слова представляют его
внутренний опыт, они понятны тем индивидам, которые организуют
свое мышление в соответствии с такими же лингвистическими
моделями. (В основном такие индивиды относятся к одной и той же
культуре --- чужаку вовсе не обязательно думать на другом языке,
чтобы говорить или читать на данном языке. См. Уорф, 1956 г.,
стр. 134-159, 207-219). Используемые в Эмпринт --- методе
переменные являются характеристиками и понятиями внутренних
процессов каждого, имеющего отношения к нашей культуре.

К примеру, в нашей культуре мы воспринимаем мир, организованным
определенным образом по отношению к прошлому, настоящему и
будущему. Для тех из нас, кто прожил жизнь, организуя свои
восприятия и мышление по данному разделению бега времени, это
кажется самоочевидным и не требует особых доказательств или
подтверждений --- оглянись, и камни о многом тебе расскажут.
Однако пусть даже мы и воспринимаем как само собой разумеющееся
деление времени на прошлое, настоящее и будущее, нашему языку
есть до этого особое дело; ему нельзя ошибиться, когда мы говорим
или думаем, он обязан придать глаголу время, соответствующее
выражаемому нами переживанию ( "Я бегу", "Я бежал", "Я буду
бежать"). Для контраста Уорф дает пример из языка Гопи, не
воспринимающих мир в понятиях прошлого, настоящего и будущего (и
не имеющих вследствие этого в своем языке временных аспектов), но
организующих мировосприятие в соответствии с длительностью. Для
Гопи два различных человека могут стареть с разной скоростью ---
один как "зерно", другой как "молния". В самом деле для Гопи не
существует и понятия "скорость", а что-то вроде
"интенсивности"<*>9<D> (См. Уорф, 1956 г.).

Слова и синтаксис, которыми каждый из нас пользуется, чтобы
описать свои переживания, ни в коем случае не случайны. Они
являются вербальными аналогиями наших текущих переживаний; через
них раскрывается природа переживания в пределах, в которых мы
способны ее расшифровать и усилить в раскодированных восприятиях.
(Под "усилением" мы имеем в виду способность к пониманию
восприятий другого человека так, как он их сам понимает. Т.е.
знание лексикона другого языка не то же самое, что способность к
усилению переживаний индивида, выросшего в этой лингвистической
культуре). Метод, описываемый здесь, определяет переменные,
выявленные нашей работой, отмечая их значение в проявлении
поведения и призывая обратиться к их расшифровке. Расшифровка
сама по себе по большому счету стала возможной благодаря моделям
нашего языка, посредством которых выражаются наши переживания.
Как будет видно из последующих глав, осознанно снимая культурные
наслоения (как в детстве колечки с салфеточек перед завтраком),
мы можем приступить к раскрытию некоторых функциональных секретов
наших внутренних процессов --- процессов, которые мы обычно и
естественно принимаем как само собой разумеющееся.

В дальнейшем, разворачиваясь по намеченному, наша задача состоит
в следующих положениях и наблюдениях, на которых и основан
Эмпринт --- метод:

. Многие способности и качества, обычно принимаемые за внутренне
присущие характеристики, на самом деле просто представляют
функции поведения, т.е. должны являться умениями, которыми можно
овладеть.

. Поведение индивида --- это проявление его внутренних процессов.

.Внутренние процессы могут быть выражены набором функциональных
переменных, присущих всем представителям данной культуры.

. Смысл переменных познается через лингвистические определения,
используемые при описании переживаний.

. Поскольку переменные y всех людей тождественны, а разница в
людях кроется в определениях ими самими смыслового наполнения
этих переменных, возможно изменить свои внутренние процессы,
чтобы подогнать их под соответствие моделям другого человека ---
образца в рамках определенного контекста, и тем самым значительно
увеличить способность к проявлению таких же поведенческих умений,
как и y образца.

Такой подход и метод, из него вытекающий, дают нам средство по
крайней мере для начала осуществления пророчества Холла, что
"когда-нибудь в будущем, через много --- много лет, когда
культура будет исследована более подробно, появится подобие
партитуры, которую можно будет изучать, отдельная партитура для
определенного типа людей, мужчин и женщин на работе и во
взаимоотношениях, во времени и пространстве, в труде и игре".

Из коллекции PsyTechServer'а    (c) 1997-2004